img-20161125-wa0059
Заметки на полях, или Спортивный неформат
Тема:Пресса
Опубликовано:28 декабря 2016 г.
Автор: Сергей ЗЮЗИН
Источник: «Алтайский спорт»

Речь пойдёт не о футбольных, хоккейных и прочих спортивных полях. Имеются в виду белые поля газетных материалов. Иными словами то, что «не вошло в кадр» – в интервью, репортаж, отчёт, сюжет. Не входит многое и временами – важное.

Причины могут быть самыми разными. Спортивный мир – крайне закрытая среда, куда посторонних пускают с большой неохотой. Но если пускают, то с постоянным ограничением: «Это не для печати». И ты вынужден идти на этот компромисс в надежде, что по прошествии какого-нибудь времени появится возможность рассекретить хотя бы часть из того, что узнал.

Ещё чаще бывает, когда нет ни времени, ни места, чтобы поделиться мыслями по поводу увиденного матча или боя, поведения известного спортсмена или тренера, эволюции команды или каких-нибудь традиционных соревнований. Современная журналистика требует побольше информативности, поменьше рефлексий. Давай сенсации, жареное, солёное, перчёное, острое, жёлтое! Всё, что за пределами, неформат. Мы публикуем кучу статистики, дотошно сообщаем, кто что сказал после матча, кто на каких машинах ездит, и упускаем глубинную суть происходящего. Не отвечаем на главные вопросы: «Почему?» и «Зачем?». У нас хватает броских текстов и сюжетов. Но, положа руку на сердце, много ли серьёзных, аналитических материалов, связанных с миром спорта, мы написали и сняли за последние годы? Ответ очевиден. Однако спорт настолько сложный, противоречивый и неоднозначный мир, что его невозможно втиснуть в какие-то рамки. Он сам по себе бесконечный неформат.

Допинг: шли, шли и пришли

Для кого как, а для меня уходящий спортивный год прошёл под знаком допинговых страстей. Не раз вспоминалась поездка в Саранск в сентябре 2011 года на форум «Россия – спортивная держава». Входил в состав алтайской делегации, после каждого дня мы обменивались впечатлениями. Впечатления складывались неоднозначные, несмотря на общий бравурный и безмятежный тон, заданный организаторами форума и хозяевами.

Мы нашли время добраться до знаменитого (на тот момент ещё без оттенка скандальности) Центра олимпийской подготовки Виктора Чёгина, где жили и тренировались мастера спортивной ходьбы. Чёгинские ходоки в те годы превосходили всех конкурентов, с крупнейших международных турниров везли тяжёлые охапки медалей, были в зените славы и почёта. Хотелось взглянуть на них в обыденной, тренировочной обстановке. Увиденное привело в растерянность. Грандиозный по своим масштабам спортивный центр, асфальтированные дорожки для бегунов, проложенные в лесу, уютный стадиончик, тренажёрный зал, комфортные комнаты для спортсменов, столовая, больше похожая на ресторан. Знаменитая Каниськина, обедающая вместе с юниорами. Всё хорошо, всё прекрасно. «А где здесь медицинский центр?» – спросил руководитель нашей делегации Владимир Альт. Возникла неловкая, оглушительная пауза. И нам стали как-то сбивчиво и туманно объяснять, что в больницу, чуть ли не обычную, городскую, спортсмены ходят через дорогу, типа, тут недалеко. Если бы мы были далёкими от спорта людьми, то, наверное, поверили бы. А так – вышли из Центра, посмотрели друг на друга и вспомнили всем известную реплику Ивана Васильевича Бунши: «Смутные сомнения терзают меня». Слухи о том, что чёгинские ходоки кушают всякие запрещённые препараты, ходили не первый год. После вылазки в Саранский засекреченный центр наши подозрения усилились.

От того форума в целом осталось неприятное послевкусие. Год тому назад российские олимпийцы бледненько выступили на зимних Играх в Ванкувере. Неотвратимо приближалась летняя Олимпиада в Лондоне. Представлялось, что в Саранске пойдёт откровенный разговор о проблемах отечественного спорта и путях их преодоления. Вместо этого было много фанфар, показухи и речей ни о чём. «Спите спокойно, жители Багдада». Видимо, для спортивного руководства страны всё уже было понятно, в том числе и с методами решения проблем в спорте высших достижений. Ну, например, метод натурализации зарубежных звёзд.

То, что нас ждёт большой репутационный скандал, предсказал несколько лет назад заслуженный тренер России Сергей Клевцов. В одной из наших бесед – уже без диктофона – он заметил: «Обрати внимание, как в США начали активно избавляться под знаком борьбы с допингом от тех легкоатлетов, которые или вышли в тираж, или вот-вот выйдут. Такое впечатление, что американцы готовятся к крупномасштабной акции. Когда они её начнут, то будут неуязвимыми. И ведь понятно, против кого акция будет направлена». Но в родном отечестве как-то так повелось, что любая агрессия против нас становится «внезапной и вероломной». Мы любим, просто-таки обожаем сладкую лесть и славословия, которые очень легко уводят из объективной реальности в зазеркалье. То, что большая группа легкоатлетов принимала допинг, в российском спортивном мире было известно. Лишь немногие, вроде Клевцова с Шубенковым, шли против течения. Мне господа Макларен и Паунд не внушают никаких симпатий, но они ловко озвучили тему, которую не захотели вовремя искоренить наши ответственные лица. И вот она, расплата. Многое в ней кажется несправедливым, заказным, обидным. А вы что хотели? Надеялись на русское «авось», на то, что всё рассосётся? Перефразируя старшего лейтенанта Таманцева из богомоловского «Момента истины», можно констатировать: «Запад бьёт с носка». Сами подставились.

Не каждый извинится

«Боксёра может обидеть каждый. Далеко не каждый успевает извиниться». Это из богатого боксёрского фольклора, которым любит делиться настроенный всегда на позитив директор СДЮШОР «Алтайский ринг» Дмитрий Морозов.

Боксёров обижать – Бог миловал. А вот с другими представителями спортивного мира у меня всякое случалось. Кого-то резкой оценкой мог обидеть, а кто-то и сам обидеться рад, даже на пустом месте. Но всем, кто вправе на меня надуться, говорю как на духу: никогда не делал этого со зла. Бывает, что порешь горячку, не в силах совладать с эмоциями. Бывает, что ошибаешься с оценкой, не видя всей картины целиком. А бывает, что поддаёшься проклятому понятию «неформат». Сколько уж лет прошло, а мне всё неловко перед Леонидом Миневичем, известным хоккейным детским тренером. Кажется, уже вечность назад Леонид Леонидович прислал в редакцию пространное письмо, написанное от руки, по поводу воспитательных моментов в детском спорте. Если вкратце, суть размышлений этого неординарного человека в том, что тренеру надо воспитывать в ребёнке не только спортивные навыки, но и добрые человеческие качества, повышать общую культуру. Воспитывать личность в широком смысле слова. Текст был довольно большой, пресловутого информационного повода не находилось, и я с тяжёлым вздохом спрятал письмо в стол. Шли месяцы, годы, я периодически рылся в своих архивах, перечитывал письмо – и всё повторялось. Потом случился редакционный переезд, в нашем случае равный нескольким пожарам. Каюсь, Леонид Леонидович…

Истинность выводов Миневича подтверждается на каждом шагу. У всех на слуху история с похождениями в Монте-Карло отягощённых гламуром Мамаева и Кокорина. Поэтому я приведу пример со знаком «плюс», к тому же барнаульского происхождения. Весной вместе с Виталием Улановым мы брали интервью у нападающего «Ростова» Александра Ерохина. У Саши сложился очень неплохой прошлый сезон, и главное – он начал работать под началом Курбана Бердыева. Если у игрока всё в порядке с мотивацией и самооценкой, высшие курсы квалификации у Бердыева в подавляющем большинстве случаев приводит к росту футбольного мастерства. Ерохин отвечал культурно, толково, хотя и довольно осторожно (что вполне объяснимо). Мне особенно понравились слова Ерохина про детского тренера СДЮШОР «Динамо» Владимира Кривошеина:

«Он всегда говорил: ребята, вы упорно тренируетесь и хотите стать профи, но для меня важнее, чтобы все вы выросли порядочными людьми. Он воспитывал в нас человеческие качества. Из той команды мало кто добрался до футбольных вершин, некоторые сейчас играют в первенствах Барнаула и края, со многими я до сих пор общаюсь <…>. И могу сделать вывод, что у Владимира Анатольевича получилось то, что он хотел».

Позади половина сезона – 2016-2017, и можно только порадоваться за нашего земляка. Он наконец-то дебютировал в сборной, выдал несколько запоминающихся игр Лиге чемпионов и, на мой взгляд, входит в обойму лучших российских игроков на данный момент. Значит, крепкий фундамент, человеческий и футбольный, заложили в Ерохине Владимир Анатольевич Кривошеин и Геннадий Иванович Смертин (царство ему небесное). Очень надеюсь, что Саша сыграет на домашнем чемпионате мира. Если, конечно, ФИФА на фоне допингового наката на Россию не примет по части места проведения ЧМ-2018 нокаутирующего для нас решения.

Ага, разговор вернулся к боксёрскому миру. События последнего года лишний раз доказывают, что бокс – один из самых мутных и несправедливых видов спорта. Некоторые судейские решения выглядят верхом несправедливости. Своя рубашка ближе к телу, поэтому начнём с рубцовчанина Володи Узуняна. Лишь единицы сомневались в его победе над кубинцем Хустисом в финальном поединке молодёжного чемпионата мира. Среди этого ничтожно малого меньшинства оказались трое судей, но этого оказалось достаточно. А бой доброго знакомого «Алтайского спорта» Сергея Ковалёва с Андре Уордом? Даже для его соперника решение судей оказалось неожиданным. И после этого Сергей будет по-прежнему утверждать, что профессиональный бокс чище любительского?! Хотя Ковалёв по-любому молодец – как истинно сильный человек не стал истерить, заявив недавно, что пришло время пересмотреть некоторые подходы и «почистить» команду, если не был достигнут нужный результат.

Наконец, Поветкин… Не верю. Мне удалось в прошлом году случайно и совсем чуть-чуть пообщаться с Сашей в Белокурихе. От него шибает положительной энергетикой. Поветкин далеко не дурак и не сумасшедший. В его положении принимать остарин накануне боя с канадцем Стиверном всё равно, что пытаться переплыть Обь с двухпудовыми гирями на обеих ногах. Действительно, боксёра может обидеть каждый. Каждый, кто вхож в судейскую душу или лабораторию с допинг-пробами. Ждать от таких типов извинений бесполезно. Кулаками надо лучше работать.

Фанатский перелом

Нечасто я в 2016-м бывал на матчах барнаульского «Динамо». Тяжело смотреть на тот уровень футбола, до которого опустилась вторая лига Восточной зоны. Чтобы ходить регулярно на такие игры, надо быть либо лицом заинтресованным (детским тренером, ветераном футбола, любителем поглазеть на девчонок, дефилирующих весь матч перед трибунами), либо родственником или другом кого-нибудь из динамовцев, либо человеком, которому не жалко собственного времени, либо любителем чебуреков и шашлыков на свежем (иногда чересчур даже свежем) воздухе. Либо, извините, городским сумасшедшим.

Побывав на кубковом матче с красноярским «Енисеем», убедился, что поход на стадион «Динамо» – небезопасное занятие. Нашу группу болельщиков не пустили на южную трибуну, где всегда тепло и солнышко. Ругаться не хотелось, хотя надо было спросить стюардов: а почему, собственно, на каких основаниях? Пришлось забраться на самый верх западной. Сели рядом с проходом, потратив немало заранее припасённых газет на – опять же извините! – подтирку грязных кресел. Сели, огляделись. Обзор хороший. Далековато, правда, но на старых московских «Лужниках» с этих же позиций вообще ничего не было видно на поле. Справа от нас было два пустых ряда. Вскоре выяснилось, что мы сделали правильный выбор. Доски под болельщиками, которые припозднились и свернули направо, стали ломаться. Потому что гнилые. Сначала в одном месте раздался треск и грохот упавших тел, потом в другом. Просто чудо, что никто не сломал и не поранил ноги. Штаны порвали и запачкали? Экая мелочь! Сколько лет уже ремонтируют трибуны на «Динамо», а гниль остаётся. Очевидное-невероятное.

Однако гнилые доски под ногами были только цветочками. Ягодками стали фанаты красноярского клуба, обосновавшиеся на культовом для многих поколений динамовских болельщиков месте – фанатском секторе. Это был настоящий сюрреализм. Молодые люди с чужими нам флагами и чужими кричалками вместо легендарных «бело-голубых динамитов». На фоне нешумных местных болельщиков, среди которых шумные фаны перевелись как класс. Не сомневаюсь, что переехавшему в Калининград преданному фанату «Динамо» Михаилу Рапопорту, в народе больше известному по кличке Рапоня, очень сильно икалось в тот вечер. Понаехали какие-то болелы из Красноярска и заняли намоленный фанатский сектор! Без боя. Вокруг голое, как марсианская пустыня, пространство южных трибун. Болейте, гости дорогие, на здоровье, самовыражайтесь, поддерживайте любимый «Енисей!». В тот момент я понял: наши сегодня не выиграют, как бы ни упирались. Ибо та команда обречена на поражение, на глазах которой гибнут многолетние традиции.

А болеть за любимые команды в Барнауле умеют. Достаточно вспомнить последние сезоны «АлтайБаскета» и нынешние поединки «Университета», вернувшегося в высшую лигу «А». Далеко не всякие соперники способны выдержать давление алтайских болельщиков. Не то что отдельные игроки вроде Загнойко, неуравновешенного лидера саранской «Рускон-Мордовии», выходят из себя и с треском проваливают игру – целые команды ломаются. Вроде тех досок на «Динамо». Наши болельщики – это сила. Особенно, если их любимые команды играют в достойных внимания дивизионах.

Извините, что без скандала. С наступающим Новым годом!

Сергей ЗЮЗИН,

специальный корреспондент «Российской газеты» в Барнауле,

«Алтайский спорт», 28.12.2016