Высшая планка. Правила жизни Этери Тутберидзе

Высшая планка. Правила жизни Этери Тутберидзе Высшая планка. Правила жизни Этери Тутберидзе

В день рождения тренера Этери Тутберидзе, воспитавшей Алину Загитову, Евгению Медведеву, Юлию Липницкую и других выдающихся фигуристок, «СЭ» собрал самые яркие высказывания специалиста, задающего тон в мире женского одиночного катания.

О собственной карьере фигуристки

– Никто меня не помнит, наверное, потому, что я каталась во времена, когда в стране началась перестройка. Сначала тренировалась у супруги Эдуарда Плинера, а затем и у самого Плинера на стадионе Юных пионеров. Начинала я как одиночница. Потом перешла в танцы – из-за того, что была довольно высокой. У кого я только не каталась! У Татьяны Тарасовой, затем у Елены Чайковской, Натальи Линичук, Геннадия Аккермана, снова у Тарасовой... Несколько раз становилась призёром этапов Кубка СССР, отбиралась в финал, но всё это, конечно, не очень серьёзные достижения. А в 18 лет уехала в Америку – в шоу Ice Capades. Отработала там почти пять лет.

О начале работы тренером

– Уйдя из шоу, я ещё год тренировала всех желающих. Найти работу было достаточно просто: американцы в те годы ценили русских специалистов, платили хорошие деньги. Работала с утра и до позднего вечера, но было ужасно скучно. Поразмыслив, вернулась в Москву. Сначала пришла к Чайковской. Была готова на любую работу, но Елена Анатольевна меня не взяла – не нашлось ставки. Потом мне отказали на СЮПе, в ЦСКА. В итоге приткнулась сначала на каток в Братеево, потом уехала в Зеленоград, ещё через какое-то время нашлось местечко на катке «Серебряный». Ну а когда появились первые результаты, мне предложили перебраться в Беляево.

О роли заведомого фаворита

– Такое внимание со стороны приятно исключительно в разовом порядке, а не когда ты вынужден постоянно жить под прессингом чужих ожиданий. Знаете, как нередко бывает в лёгкой атлетике: на длинной дистанции побеждает тот, кто всю дистанцию отсиживался за чужими спинами, отдыхал и сделал финишный рывок лишь в последний момент. Я бы предпочла именно такую тактику для своих спортсменок.

О Юлии Липницкой

– Меня нашла её мама. Надо сказать, что сама я довольно ленивый человек – интересуюсь только тем, что имеет непосредственное отношение к моей работе. Мои спортсменки соревновались в определённой возрастной категории, Юля же каталась с более младшими девочками. Думаю, что она ещё долго не попалась бы мне на глаза, если бы мама не позвонила и не попросила меня посмотреть девочку. Дома в Екатеринбурге Юля занималась не только фигурным катанием, но и художественной гимнастикой, причём и тот и другой вид спорта давались ей достаточно легко. Я посмотрела и сразу согласилась взять Липницкую к себе.

О чемпионских качествах

– Я бы сказала, что это целый комплекс составляющих. И вид должен быть соответственный, и определённым набором прыжков надо владеть, причём каждый из этих прыжков по заходу и выходу должен быть индивидуальным. Спортсмен не должен быть как все. В нём обязательно нужно найти что-то особенное. Чтобы человек выходил на лёд, и все понимали: так катается только он. Есть же свой стиль у Юдзуру Ханю? Он – как красивая девушка на льду, с мягкими линиями. Вроде и руки как-то небрежно брошены, но это настолько органично в его исполнении...

О негативе некоторых воспиатнниц

– Конечно, куда проще не ставить девочек на весы в переходном возрасте, не отбирать у них еду, не заставлять бегать кроссы… Конечно, ребёнку обидно, и он очень часто ищет, кому пожаловаться. Не все ведь понимают, что, если тренер кричит, значит, любит. Значит, он видит в тебе что-то такое, чего нет в других спортсменах. Я сама в своей спортивной жизни проходила через такую ситуацию. Ловила каждый взгляд, а мне делали одно замечание в неделю. Вот это действительно страшно.

Здесь очень важно, какую позицию занимают родители. Именно они должны объяснять ребёнку, что всё, что делает тренер, он делает во благо. И должны понимать: раз уж пришли в такой тяжёлый вид спорта, то, наверное, пришли не просто так, а за результатом. А раз так, надо уметь терпеть.

О родителях

– Родители должны обеспечить сыну или дочери отдых. Встретить дома или, может быть, у метро. Накормить, уложить спать. Сделать так, чтобы ребёнок чувствовал поддержку. Чтобы он утром встал не в тот момент, когда родители ещё спят, а когда уже готов завтрак. Родители должны спрашивать у ребёнка как идут тренировки, а, может быть, и приезжать иногда на каток. Да, это сложно, но это такой вид спорта. Если ребёнок выигрывает медаль, родителям нельзя начинать думать – ну всё, теперь дальше он сам. Не будет он ничего делать сам. Спортсмен должен, знаете, отражаться таким рикошетом от тренера к родителям, от родителей к тренеру. (Р-Спорт)

О разнице в менталитете

– Что касается канадцев и американцев, так они совершенно другие. За фигурное катание там платит сам спортсмен, более того, очень часто он на него и зарабатывает. И понимает, что каждая минута на льду стоит денег. И ценит эту минуту. А как сделать, чтобы наши спортсмены начали своё время ценить, если у них этот лёд просто есть и всё? Они выходят, пять минут чехлы с коньков снимают, десять минут сморкаются, потом шнурки перевязывают. Потому что для них время – не деньги. (Р-Спорт)

Об Алине Загитовой         

– У Алины было детское отношение к работе: сегодня буду, завтра не буду. Я её выгнала. Она у другого тренера поболталась пару месяцев, никто её не заставлял. Тогда её родители собрались уезжать обратно в Ижевск, и тут Алина осознала, что не может без льда. (Vogue)

О Евгении Медведевой

– Она самая дисциплинированная спортсменка в плане «получить задание – выполнить задание». Это не значит, что она не задает себе вопросов «зачем», «правильно ли это», «не обидели ли меня». Но у Жени как раз присутствует то, о чём я говорю – правильные родители. Которые создают ей такой досуг, быт, который позволяет ей продуктивно тренироваться, когда Жене бывает тяжело. Например, она приехала со старта, чувствует себя уставшей, но сидеть и думать «ах, как я устала» нельзя, нужно искать в себе силы. И здесь включаются мама с бабушкой, которые где-то с ней строго поговорят, где-то поддержат. Так наши совместные усилия приводят к тому, что Женя находит в себе потенциал и снова начинает усиленно тренироваться. (Р-Спорт)

О конкуренции Медведевой и Загитовой

– Мне не нравится, когда начинают кого-то сталкивать. Я учу их уважать соперников. Если кто-то вырос до уровня твоего соперника, значит, он работал не меньше твоего. И никогда не надо давать сопернику оценку. Я даже однажды запретила Жене комментировать соревнования по телевидению. Действующая спортсменка не должна давать оценку соперникам. (Р-Спорт)

О победах в юном возрасте

– Пресса пишет про моих фигуристок – «роботы». Ну какие они роботы? Девочки весом меньше 45 килограммов. Сейчас многие ратуют за то, чтобы поднять планку допуска во взрослые соревнования до 18 лет, но тогда начнётся регресс. Когда девочки взрослеют, организм начинает готовиться к материнству, начинает замедляться, беречь себя. (Vogue)

Об атмосфере на тренировках

– Я – да, ругаюсь. Потому что заставляю спортсмена через «не хочу» выполнить то, что он должен. Вот и всё. Веду себя как обычный родитель, который обязан воспитывать и следить за образованием своего ребёнка. Только потому, что он его любит. Если перестанет следить – вот это уже будет не любовь. Понятно, что за ребёнком следить тяжело, особенно если он пытается куда-то постоянно улизнуть. Тренеру тоже нелегко, потому что каждый спортсмен так или иначе пытается найти простые пути и не выполнить какое-то задание. Значит, приходится с ним разговаривать, ругаться, ещё какие-то методы искать. (Р-Спорт)

Об иронии в отношениях со спортсменами

– Я тренирую с иронией и даже если говорю что-то обидное, то это через шутку. Ранимому, запуганному, залюбленному дома ребёнку со мной будет тяжело, а те, кто приходит на тренировку в первый раз и не замыкается, шутит – вот это мои ребята. (Vogue)

Антон БАБОШИН,

«Спорт-Экспресс», 24.02.2018