В Барнауле впервые проводят турнир памяти известного алтайского волейболиста 1980-х годов Николая Казанцева

В Барнауле впервые проводят турнир памяти известного алтайского волейболиста 1980-х годов Николая Казанцева В Барнауле впервые проводят турнир памяти известного алтайского волейболиста 1980-х годов Николая Казанцева

В соревнованиях, которые стартовали 23 февраля в спортивно-оздоровительном комплексе АлтГУ, принимают участие шесть коллективов юношей 2003-2004 годов рождения. Одну из двух команд краевой школы олимпийского резерва «Заря Алтая» возглавляет в качестве тренера племянник Николая Ивановича Казанцева – Николай Васильевич Казанцев.

Помимо барнаульских ребят первенство оспаривают волейболисты из Новоалтайска, а также гости из Новосибирской области и Республики Хакасия. Два дня поединки будут продолжаться с 9 до 18 часов, 25 февраля – с 9 до 13 часов. Парад открытия состоится 23 февраля в 13.00. Спортивно-оздоровительный комплекс АлтГУ находится по адресу: пр. Красноармейский, 90-А.

О том, каким игроком и человеком был погибший в 26 лет Николай Казанцев, «АС» рассказали его партнёр по команде Сергей Задесенец и один из родоначальников нашего современного мужского волейбола Николай Русинов. Николай Владимирович принёс в редакцию «Алтайского спорта» фотографию, на которой запечатлёна сборная краевого ДСО «Буревестник» 1980 годов, а фактически сборная Алтайского края, которой он тогда руководил. Многие из состава этой команды стали позже заметными фигурами не только в  алтайском волейболе. В нижнем ряду крайний слева Николай Казанцев, далее – Сергей Марков, Владимир Красиков, Иван Воронков; в верхнем ряду – Владимир Лазученко, Николай Волков, Валерий Коновалов, Валерий Боженарь, Николай Бирюков, тренер Николай Русинов.

Рассказывает Николай Русинов:

– Николай Казанцев поступил в Барнаульский пединститут, где я тогда работал, и влился в нашу команду с подачи Сергея Маркова. Сергей позже уговорил меня и своего родного брата Славу в команду взять. Он уже был ведущим игроком в сборной «Буревестника», говорил мне: «Не пожалеете!». И я не пожалел. Все трое – из села Новотырышкино Смоленского района. Николай Казанцев имел высокий рост для того времени – 190 см и несколько непропорциональное сложение: длинные ноги указывали мне на перспективу быстрого перемещения и хорошего прыжка. Стали с ним работать. Холерик по темпераменту, Николай был большим фанатом игры, тренировался, невзирая на ушибы и травмы. Главное, у него было огромное желание совершенствоваться и, конечно, был определённый талант. Он играл в нападении – первым, а при необходимости и вторым темпом. И везде выглядел солидно – быстрый, резкий. Мы с ним специально разучивали один элемент в нападении, которого я сейчас практически не вижу: атака с «двойки» по «двойке» с имитацией удара в противоположную сторону. Помню, этот финт отлично сработал в нашей встрече на студенческом чемпионате страны с командой Воронежа. Мы тогда только первый год попали в группу сильнейших – сплошь перворазрядники, а у соперников было два мастера спорта и кандидатов в мастера спорта человек пять. Но мы их обыграли. Ещё хорошо получалась у Николая комбинация Марита, её эффект тоже основан на ложных действиях. Любил он обхитрить соперника.

Мне до сих пор памятна наша победа в одном из розыгрышей Кубка СССР среди команд Сибири и Дальнего Востока над командой Дальнегорска. В том розыгрыше они считались фаворитами. Дальнегорцы выписали столичного тренера, собрали со всего Союза мастеровитых игроков. И слышу я на судейской, как их тренер говорит: «Сегодня играем с Барнаулом, понятно, что это 3:0». Я доношу эту информацию до своих. Мол, ниже канализации нас опускают. Коля как заведётся: «Что? Три - ноль? Мы им покажем!!!». И выносим их в три ноля. Тренер соперника подходит ко мне, говорит: «Спасибо вам за науку». – «Обращайтесь!» – отвечаю.  

В жизни Коля был добрый парень, надёжный друг. Любил шутку, любил подначить кого-нибудь, в том числе и тренера. Благодаря ему и Сергею Задесенцу я бросил курить. Мы проводили сбор на Телецком озере. До места тренировки нужно бежать километра три только в одну сторону: там была хорошая площадка с травкой, можно было попрыгать, в футбол поиграть. У нас было две тренировки в день. Я тогда сильно курил, привёз с собой целую сетку «Беломора». И вот я туда вместе с ними, обратно, а мне уже за 40 было порядком. Плетусь сзади, ко мне то Сергей Задесенец, то Коля оборачиваются, похихикивают: «Что-то вы, Николай Владимирович, далеко отстали, пыль нашу глотаете». Коля вообще здорово кроссы бегал, да и все остальные парни были физически хорошо развиты. И вот побегал я с ними так два дня, на третий сидим после обеда, я докурил папиросу, встал. Коля спрашивает: «Ну что, готовы бежать?». Отвечаю: «Готов! Я всё, с куревом завязываю». И вот уже больше тридцати лет не курю.

 Рассказывает Сергей Задесенец:

– Мы познакомились с Николаем в пединституте. Он на год раньше меня поступил. Весёлый, компанейский, красивый. Любил девчонок, и они его любили. Сидим в раздевалке, готовимся к игре, он как песню запоёт. А слуха не было. Все смеются. Посмеёмся, пойдём играть.

У нас классная команда была, все умельцы, но когда в конце партии всё на волоске висело, я, как разводящий, чаще всего пас почему-то Николаю отдавал. Со сборной края мы в основном играли в соревнованиях ДСО «Буревестник», а потом  в какой-то год появился Кубок СССР для команд Сибири и Дальнего Востока. Игроки команды-победительницы получали звание мастеров спорта. Хабаровск этот турнир три раза выигрывал. Там все мастера были. А мы их своей командой шесть раз обыгрывали! Правда, наш лучший кубковый результат – третье место. Ещё в Дальнегорске была хорошая команда, её тренер на многих наших ребят глаз положил, но больше всех Колю себе хотел заполучить. Коля в игре злой был. С братом Васей они могли в тот же футбол один на один часами играть. Камушки положат – и давай. Оба импульсивные, чуть до драки не доходило. Василий – помладше, он тоже потом в нашей волейбольной команде играл.

Николай утонул. Пошёл  с девушкой купаться, та вернулась одна. Что там случилось? Никто не знает.