gpia3vuqtm8
Шерхан заходит в клетку
Опубликовано:13 ноября 2017 г.
Автор: Ярослав МАХНАЧЁВ

Первый барнаульский боец-профессионал в MMA Шараф Давлатмуродов готовится к важному бою

Перепробовав в своей жизни немало единоборств, Шараф Давлатмуродов в итоге остановился на самом жёстком из них – MMA (смешанные единоборства). В декабре 2015 года он первым из бойцов Алтайского края подписал профессиональный контракт. За это время он провёл 14 поединков (12 побед, одно поражение и одна ничья), впереди – очередной, возможно, один из самых важных в карьере, с американцем Бреттом Купером, известным по выступлениям в лиге Bellator. 9 декабря 25-летний барнаульский боец встретится с ним в Австралии.

Второе дыхание

– Шараф, как вообще началась твоя спортивная карьера?

– Родился я в Новоалтайске. Потом мама по работе переехала в Киргизию, и там я начал заниматься борьбой. Вернувшись обратно, продолжил тренировки по греко-римской борьбе, стал кандидатом в мастера спорта. Когда учился в кадетской школе, по выходным стал ходить на панкратион, оттуда перешёл в армейский рукопашный бой. В 19 лет выиграл чемпионат России, выполнил норматив мастера спорта, потом стал мастером по боевому самбо. После этого пошёл в MMA, также стал мастером спорта. По любителям у меня около 400 боев – это очень солидная цифра. Однажды выступил на международном турнире, попал в сборную ЦСКА. И после этого решил попробовать профессиональный ринг.

– И всё же профессиональные MMA были целью или это стечение обстоятельств?

– Учась в институте, получая несколько высших образований, никогда не думал, что буду профессиональным бойцом. Мама тоже говорила: «Зачем было столько учиться, чтобы тебе потом голову отбивали». Вообще, ставил себе задачу – стать мастером спорта по одному из видов. А потом пошло, как наркотик. Выполнил один норматив – захотелось второй. Потом подумал: «Разок выступлю за профессионалов и завяжу». Выиграл бой досрочно, думаю: «Может, и второй провести?». И вот до сих пор остановиться не могу. А после поражения в апреле вообще так закусило, будто второе дыхание открылось.

– Оно было первым за 13 боёв. Скажи, ноль в графе поражения давит на спортсмена?

– Немного да. На бумаге-то это красиво звучит – непобедимый. Сейчас я не могу сказать, что мне уже нечего терять, всё-таки рекорд (статистика боев.Прим. авт.) хороший, вхожу в топ-100 мира по всем лигам MMA, но дополнительная ответственность всё равно ушла. Мой августовский бой показал, что из того поражения я сделал правильные выводы.

– Как в твоей жизни возник профессиональный контракт?

– Сначала просто проводил профессиональные бои. Успешно выступил в боях Young Eagles – это своего рода младшая лига ACB. Меня заметили и предложили контракт уже с самим ACB. По его условиям, я должен был провести шесть боёв за 27 месяцев, но этот план уже давно перевыполнил. А зачем ждать, если есть возможность выходить в клетку? Впереди седьмой бой, после него будем обсуждать дальнейшие условия работы.

– Сколько вообще в мире MMA лиг?

– Очень много. Крупных – штук десять. Топовая – UFC, вершина. Затем – Bellator и наша ACB. Эта лига появилась в Чечне, полное название – абсолютный чемпионат «Беркут», основного чеченского клуба MMA. Думаю, ACB скоро обойдёт Bellator, по очкам и уровню бойцов мы уже подбираемся к ней. ACB выкупил новый телеканал, сделана новая линейка одежды, на контрактах очень много иностранцев, причём серьезных. Ни разу мне не давали «мешок» – такой, чтобы бил его на потеху публики ради шоу.

– Профессиональный контракт позволяет себя безбедно чувствовать?

– На хлеб с маслом хватает, чтобы семью обеспечивать – тоже.

– Кто в твоём весе чемпион лиги?

– Мухамед Берхамов, которому я проиграл в апреле.

– А победа в следующем бою откроет дорогу к чемпионскому поединку?

– Сложно сказать. Претендентов в нашем весе много, все достойные. Дальше уже будут решать менеджеры.

Дань корням

– Почему в последние годы MMA в мире стали такими популярными?

– Молодой спорт всегда пользуется повышенным вниманием. И что скрывать: людям надо зрелища, крови. Профессиональный бокс тоже интересен, но крови там меньше.

– Как к женским боям относишься?

– Не люблю. Смотрю разве что принципиальные противостояния вроде Ронди Роуз с Холли Холм. Но это такие женщины, что любому топовому бойцу-мужчине создадут конкуренцию.

– Ты в основном тренируешься за границей. Почему, неужели в России нет условий и спарринг-партнеров?

– Если хочешь развития, надо выходить из зоны комфорта. Дома хорошо, но расти тут, как я это делаю от одного тренировочного лагеря к следующему, не буду. В Таиланде мне очень нравится. Со мной работает американский тренер, у которого была хорошая карьера в UFC. Он фанатично относится к MMA, и мне нравится, что свои знания он хочет передать именно мне.

– Твоё прозвище в MMA – Шерхан. Почему?

– В переводе с персидского – «король тигров». Так я хочу обозначить свои корни, то, что отношусь к таджикскому народу, а он, в свою очередь, – к персидскому.

– Почему в единоборствах в количественном плане доминируют ребята из южных республик?

– Это только кажется. Стереотип, что южане более горячие и ожесточённые. У нас много ребят и других национальностей.

Тяга к знаниям

– Мама твои бои смотрит?

– По телевизору. Были мысли, чтобы она приезжала на турниры. Но для меня это – дополнительные переживания. А в клетке лишние эмоции не нужны.

– В борьбе характерная травма – сломанные уши. А в MMA отличительные особенности есть?

– Тут уже все части тела. Уши, нос, руки, колени. Профессиональный спорт не лечит, ко всему надо быть готовым.

– Ты сейчас не думаешь, как мама, – зачем было столько учиться?

– Нет. В жизни ничего просто так не бывает. И образование, пусть и не в полном объёме, пригождается. У меня три высших – окончил политех, кафедра электроснабжения промышленных предприятий, там же окончил военную кафедру, стал лейтенантом запаса. Потом был юрфак АлтГУ и факультет физвоспитания педагогического. Сейчас учусь в аспирантуре на кафедре религиоведения, философии и этики.

– Интересный выбор.

– Честно скажу: хотел в аспирантуру по физподготовке, но опоздал на подачу документов. Успел только на философию. Это тоже интересно. А тему диссертации выбрал смежную, связанную со спортом и военной службой, – «Концепция личности военнослужащего в современной российской армии».

Ярослав МАХНАЧЁВ,

«Вечерний Барнаул», 9.11.2017