Сергей Каменский: «В этом олимпийском цикле подготовка стала намного жёстче»

Сергей Каменский. Фото: Виталий УЛАНОВ Сергей Каменский. Фото: Виталий УЛАНОВ

Заслуженный мастер спорта по пулевой стрельбе, серебряный призёр Олимпийских игр – 2016 Сергей Каменский вместе с супругой 4 апреля побывал в Правительстве Алтайского края, где ему были вручены награды как одному из лучших спортсменов региона по итогам 2017 года.

После встречи Сергей Каменский ответил на вопросы «Алтайского спорта».

– Сергей, расскажите о своих ближайших планах.

– Сезон у нас делится на две части. Если из пневматики можно стрелять хоть круглый год, то из малокалиберной винтовки – только в летний период, потому что соревнования проводятся на открытых стрельбищах. В ближайшие месяцы турниры по пневматической винтовке останутся в календаре, но упор всё же будет сделан на малый калибр. Уже скоро начнутся этапы Кубка мира: в конце апреля – в Чханвоне (Республика Корея), в конце мая – в Мюнхене (Германия).

Дальше продолжится летняя подготовка. В связи с проведением чемпионата мира по футболу в Москве и других российских городах будут закрыты тиры и вообще все стрелковые объекты, поэтому мы уедем за границу. На всё лето, скорее всего. В сентябре состоится чемпионат мира – очень ответственный старт, и наша федерация имеет очень амбициозные планы на эти соревнования. Поэтому подготовка будет жёсткой и очень длительной.

– В олимпийской программе появилась новая дисциплина – микст, где за команду выступают мужчина и женщина. Вы уже участвовали в подобных соревнованиях. Как вам такой формат?

– Если честно, я до сих пор не проникся новым упражнением. Здесь присутствует коллективная ответственность, когда не знаешь, чего ждать от партнёра. Возможно, это только лишь мои предрассудки, я консервативно смотрю на пулевую стрельбу. Но всё течёт, всё меняется. Сейчас эти упражнения уже фактически внедрены на всех крупных стартах. На чемпионате Европы проводился микст. Будет он и на чемпионате мира, и на Олимпиаде. Так что к новой дисциплине нужно серьёзно готовиться, мне просто некуда деваться. И хотя об этом упражнении у меня до сих пор нет однозначно позитивного мнения, я буду в нём выступать.

В сборной России нет постоянных пар. Всё зависит от уровня текущих результатов. Сейчас на каждых соревнованиях мы будем выступать с разными стрелками, все будут меняться, чередоваться. Во главе угла – результативность, чистая статистика. На чемпионат мира, насколько я помню, выступят две пары от страны. Кто будет представлять Россию, определится по итогам внутренних отборочных соревнований, которые должны закончиться к началу лета.

– Вы как-то заметили, что в прошлом году примерно 280 дней провели на сборах и соревнованиях. Остаётся ли время на другие увлечения? Раньше, например, вы с успехом выступали на соревнованиях по стрельбе из арбалета.

– В сборах много однообразия. Конечно, это утомляет, но небольшие перерывы у нас бывают. Я, например, участвовал за рубежом в неофициальных соревнованиях, проводил профилактику оружия.

Арбалет? Раньше я участвовал в турнирах, но сейчас на это вообще нет времени. И сроки проведения соревнований с пулевой стрельбой зачастую пересекаются. В этом олимпийском цикле подготовка стала в несколько раз интенсивнее. И уже невозможно найти время на какие-то другие старты. Последний раз из арбалета я стрелял в 2015 году на чемпионате мира, который проходил в Улан-Удэ.

– Ваш первый тренер – отец. Если брать только спорт, как сейчас складывается ваше общение?

– Считаю, отец передал весь свой опыт. Но иногда его свежий взгляд может мне помочь в каком-либо деле. Невозможно постоянно всё держать в голове – что-то забывается, и я всегда прошу помощи и у тренера сборной Евгения Крайнова, и у отца. Мы вместе находим какие-то решения в формате диалога. Считаю, работа связки «тренер – спортсмен» должна быть именно такой. Если я не нахожусь дома, это не значит, что обрываются все контакты.

– Из какого оружия сейчас вы стреляете?

– В прошлом году я полностью перешёл на оружие Walther. Использую и пневматическую, и малокалиберную винтовку этой немецкой фирмы. И очень доволен сотрудничеством. У «Вальтера» отличное сервисное обслуживание, кроме того, мне предложили подписать полноценный спонсорский контракт, и я уже получил по нему деньги за успешные выступления на международных соревнованиях.

У нас уже почти вся сборная стреляет из «Вальтеров», спортсмены массово переходят на это оружие, потому что оно себя прекрасно зарекомендовало. Кстати, немецкие оружейники очень хорошо относятся к русским, потому что в своё время мы помогли им закрепиться на мировой арене. Конечно, компания «Вальтер» широко известна, однако её спортивное оружие, а не военное, большим спросом не пользовалось. У российских стрелков в первой половине 1990-х годов особых успехов в пулевой стрельбе не было, но когда они заключили договор с «Вальтером», произвели настоящий фурор на Олимпийских играх 1996 года в Атланте (россияне завоевали три золота, два серебра и бронзу. – Прим. «АС»). Фирмой «Вальтер» руководит тот же человек, что и двадцать лет назад, и в знак благодарности нашей сборной предоставляются значительные льготы. В общем, к нам особое отношение.

К переходу на «Вальтер» меня подтолкнуло ещё одно обстоятельство. Стало падать качество производства и качество сервисного обслуживания у швейцарской фирмы, чьей винтовкой я пользовался. Многие спортсмены это тоже отмечали и жаловались на проблемы с оружием.

Почему никто не пользуется российским оружием? Сложный вопрос. Винтовки «Урал-5» и «Урал-6» опередили своё время, в 1990-е и даже в 2000-х спортсмены ими ещё активно пользовались – при определённых доработках и настройках. Кто умел, тот это делал. Я долго стрелял из отцовской винтовки «Урал-5», потом ЦСКА мне выдал швейцарский «Блейкер», после чего результаты резко улучшились. Наши оружейники по поводу спортивного оружия говорят: зачем мы будет заниматься новой разработкой, если на неё нет спроса. А спортсмены отвечают: покажите нам свои образцы, мы посмотрим на них, сравним. К сожалению, пока это замкнутый круг.

– Вы сказали, что российские стрелки из-за чемпионата мира по футболу будут вынуждены всё лето тренироваться за границей. А сами вы бы хотели посмотреть этот грандиозный турнир?

– Да. Вообще в футболе и хоккее я смотрю только игры сборных и только финальные матчи. Это гарантия того, что встретятся топовые команды, а игра будет зрелищной. Например, с большим интересом следил за финалом хоккейного турнира на Олимпийских играх в Пхёнчхане.

Какие-то матчи футбольного чемпионата мира тоже обязательно посмотрю. Иногда мы со стрелками из сборной России собираемся у экрана вместе. Возможно, некоторые игры нам придётся смотреть в записи, потому что у нас есть свой график, план подготовки, от которого нельзя отклоняться.