Опередил время

Опередил время Опередил время

В каждой эпохе есть свои герои. В футбольной истории Алтая 1960-х и начала 1970-х годов таким был футболист и тренер «Динамо» Владимир Маркин

Он многое сделал для становления алтайского футбола в классе «А», будучи игроком, а затем и тренером. Первым на Алтае создал футбольный спецкласс из шестиклассников и, можно сказать, в этом деле опередил время. Из первого и единственного его набора, а затем спецкласса, алтайский футбол получил в дальнейшем сразу нескольких известных футболистов «Динамо». Среди них – Петр Антонов, Юрий Жмаев, Сергей Малетин, Сергей Михайлин, Юрий Пантин, Анатолий Панченко, Александр Яркин, Андрей Татьянкин и Сергей Маркин. Возможно, число их могло быть и большим, если бы Владимир Григорьевич вёл бы этот набор до выпуска. Но даже эти девять его воспитанников свой след в нашем футболе оставили. Это говорит, прежде всего, о том, что опытный глаз наставника безошибочно вычислил из многочисленного отряда новичков будущих мастеров футбола. Отобрал для обучения самых талантливых, привил им любовь к этому виду спорта.

Владимир Григорьевич МАРКИН

Родился 19 августа 1940 года в Новосибирске. Воспитанник новосибирского «Сибсельмаша».

Разносторонний спортсмен: кроме футбола играл в хоккей с шайбой за новосибирский СКА. Был в армейской команде одним из ведущих нападающих, добился вместе с ней заметных результатов. Так, в сезоне 1960-1961 гг. выиграл зональные соревнования первенства РСФСР (2-я зона) во второй группе и второе место в финальном турнире в Кирово-Чепецке. В сезоне 1961-1962 гг. – третье место в первой группе (1-я зона), а в сезоне 1962-1963 гг. – второе место (1-я зона). Два сезона (1964-1966 гг.) играл за хоккейную команду «Шахтёр» (Прокопьевск), где также был одним из ведущих игроков.

В футболе его достижения ещё более весомы. После «Сибсельмаша» играл в новосибирском СКА: 1961 г. – второе место в IV зоне класса «Б», в 1962 г. – первое. В 1963 г. играл за СКА во второй группе класса «А», а в 1964 г. – в «Даугаве» (Рига). Сезон 1965 г. провёл в прокопьевском «Шахтёре», в 1966-1968 гг. – в барнаульском «Темпе», в 1969-1970 гг. – в барнаульском «Динамо». С 1970 г. – второй тренер «Динамо», в 1976-1977 гг. (первый круг) – главный тренер. С августа 1977 г. – старший тренер группы подготовки «Динамо».

Умер 6 марта 1981 года.

Дружил с мячом и шайбой

Вспоминает жена Владимира Григорьевича – известная алтайская гимнастка Валентина Петровна Маркина (Старожилова):

– Познакомились мы в 1958 году в Новосибирске, где я училась в техникуме физкультуры, а он играл за «Сибсельмаш». Вот на этом стадионе у нас и проходили занятия, а у него тренировки. Стали встречаться, в парке гулять. У нас был общий интерес – спорт. К тому времени я уже участвовала в I Спартакиаде народов РСФСР в Москве в 1956 году, затем в 1959 году во II Спартакиаде – в Ленинграде в составе сборной Алтайского края.

Володя тоже заметно прогрессировал не только в футболе, но и в хоккее с шайбой, и вскоре его призвали в армию в СКА. В то время у них в Сибирском военном округе командующим был генерал Глеб Владимирович Бакланов, большой поклонник спорта. Это была легендарная личность. В довоенные годы он был чемпионом Москвы по гимнастике, воевал под Москвой и Сталинградом, на Курской дуге, освобождал Прагу. Войну начал командиром роты, а закончил её генерал-лейтенантом, Героем Советского Союза. Его в Москве знали и уважали, он был знаком со многими видными военачальниками.

Благодаря ему и его здоровым спортивным амбициям в Новосибирске стали появляться в СКА лучшие молодые спортсмены со всей страны. Раньше они прямиком попадали в армейские команды Хабаровска и Читы, но в начале 1960-х годов Бакланов переломил ситуацию в пользу Новосибирска. С его помощью был капитально отремонтирован центральный стадион «Спартак» за один год силами военнослужащих СибВО. По его приказу из сибирских городов в СКА забирали всех молодых спортсменов – призывников. Так из Барнаула в СКА призвали в футбольную команду Бориса Золотухина, Бориса Караваева, Игоря Родникова, Владимира Акузина, Владимира Скориченко, Вячеслава Чистополова, Виктора Пешникова.

Почти вся команда новосибирского «Сибсельмаша» перешла в СКА: два ведущих защитника – Альберт Симонов и Виктор Баскаков, полузащитники Володя Маркин, Анатолий Жеребицкий, Семен Сенчурин, Дмитрий Уткин и трое нападающих – Володя Войтович, Анатолий Плахов и Юра Котельников. Вместе с ними пришёл и их тренер Юрий Иванович Забродин – очень хороший специалист из Ленинграда, раньше игравший в «Зените». Затем его сменил москвич Алексей Базовой, с которым СКА стал чемпионом зоны в 1962 году и вышел в класс «А». Там уже руководил командой заслуженный мастер спорта Алексей Григорьевич Гринин, замечательный футболист, тренер и человек.

Зимой Володя Маркин играл вместе со своим другом Димой Уткиным в хоккей с шайбой за СКА. Тренером у них был Игорь Пасынков. В 1961 году СКА стал чемпионом Сибири и вышел в первую группу. Володя и там был одним из ведущих игроков и бомбардиром. Генерал Бакланов был заинтересован в продвижении всех своих команд в класс «А». И уже на следующий год такая задача была поставлена футболистам, а хоккеистов возглавил тренер из ЦСКА – Анатолий Владимирович Тарасов. На СКА ходило в ту зиму очень много народа, и я в том числе. Была знакома с Тарасовым, беседовала с ним. Как тренер он, конечно, был выдающийся, и только случай помешал нашей команде выйти в финал…

Не рой яму другому

Здесь я сделаю отступление и подробнее расскажу об этом случае, так как он не только характеризует эпоху, а в большей степени взаимоотношения людей, масштабность личности Тарасова, под началом которого тренировался и играл Владимир Маркин. Фактически его ученик.

Так вот, в первенстве РСФСР среди команд первой группы увереннее всех в ту зиму выступал новосибирский «Химик», который досрочно завоевал первое место в зоне и путевку в финал. А вот за вторую путевку на финал в Казань борьба развернулась нешуточная. Претендентами были армейцы Новосибирска и ангарский «Труд». Тренером СКА тогда работал Тарасов, который вынужден был уйти из ЦСКА из-за разногласий с ведущими игроками команды, не желавшими работать по-новому. Нагрузки Тарасова они не приняли. Пользуясь случаем, генерал Бакланов предложил Тарасову поработать в Новосибирске. Номинально главным тренером СКА был Валентин Московцев, Тарасова определили тренером-консультантом. На деле, конечно же, всеми вопросами по команде ведал Анатолий Владимирович. Весь свой опыт и пыл он переключил на армейцев Новосибирска, куда его сослала родная команда. ЦСКА вместо Тарасова возглавил Евгений Макарович Бабич, но ему не удалось справиться со звёздами того времени, и команда «лейтенантов» практически выбыла в тот сезон из борьбы за первое место.

Тарасов многое сделал для армейцев Новосибирска. Именно он заложил фундамент для будущих побед этого славного коллектива. Шансы армейцев в ту зиму были повыше, чем у ангарского «Труда», так как ангарчанам в последнем туре нужно было играть против чемпиона зоны в гостях, где «Химик» не знал поражений. Задача у армейцев была попроще: нужно было выиграть в Омске у «Буревестника» – середнячка зоны, – что они и сделали. Оставалась последняя игра в Новосибирске между местным «Химиком» и ангарским «Трудом».

Но… Оказывается, команды «Химик» и «Труд» – представители родственных предприятий одного министерства среднего машиностроения (министр Славский) – ещё до последней игры в Новосибирске приобрели билеты на финал в Казань. Директора этих предприятий, чьи команды они представляли, – П.С. Власов и В.Н. Новокшенов – тянули одну лямку, были в одной упряжке и получали финансирование из одного кармана. В адрес тренера «Химика» Юрия Дмитриевского Анатолий Тарасов говорил: «Это не тренер, это бухгалтер».

Дмитриевский знал это и отомстил Тарасову: 2 февраля 1962 года сдал игру Ангарску – 3:6. Тем самым захлопнул перед командой Тарасова дверь в Казань. Но, как говорится, гора с горой не сходятся, а человек с человеком сойдётся, и судьба свела их через год, и тогда они поменялись ролями.

Юрий Леонтьевич Дмитриевский – бывший московский кабинетный работник, до «Химика» никогда тренером не работал. До приезда в Новосибирск он был секретарём Всесоюзной федерации хоккея и знал хоккей по кабинетным разговорам и по книжкам. Сдав игру Ангарску, Дмитриевский не выпустил армейцев на финал и поставил тем самым Тарасова на порядок ниже себя. А через год, когда Тарасов вернулся в ЦСКА, а Дмитриевский возглавил «Сибирь», судьба её тренера уже была в руках Тарасова. Он сполна отомстил обидчику, когда послал в Калинин не основной, а молодёжный состав ЦСКА со своим помощником. Армейцы Калинина, выиграв тот матч со счётом 7:5 у ЦСКА, опередили «Сибирь» по очкам и поставили перед ней шлагбаум на пути в финальную десятку. Тарасов своих обидчиков не прощал.

Футбол перевесил

Валентина Маркина:

– В 1962 году у нас с Володей родилась дочь – Галя. Он в то время ещё служил, и мы состояли с ним в гражданском браке. Он – в армии, я жила с дочерью у родителей в Барнауле. Он был занят круглый год. Тогда ведь ещё почти нигде не было искусственного льда, и в хоккей играли только зимой, футболу он не мешал. Но постепенно сезон у футболистов удлинялся из-за большого числа игр в классе «А». Нужно было определяться с видом спорта. И когда его пригласили в рижскую «Даугаву», то он в тот год в хоккей практически не играл.

Я ездила к нему в Ригу. Он там жил в квартире, которую иногородним футболистам снимал клуб. Каждый жил в своей комнате. В «Даугаве» уже второй год играл новосибирский вратарь Вячеслав Бубенец, который зимой играл в хоккей в новосибирском «Динамо» в высшей лиге. Володя его знал, и в «Даугаве» не было никаких проблем. Но в то время в Прокопьевске поставили задачу создания хорошей хоккейной команды. Назначили главным тренером «Шахтёра» Виктора Пономарёва, с которым Володя играл вместе в СКА. Он, конечно же, сразу пригласил в «Шахтёр» бывших армейцев Новосибирска, и Володю тоже. Пришлось увольняться из «Даугавы». В Прокопьевске нам дали в центре города двухкомнатную квартиру, и уже в декабре 1964 года Володя стал играть за «Шахтёр» на первенство РСФСР в первой группе (барнаульский «Мотор» тогда играл во второй группе. – Прим. В.Л.) «Шахтер» тогда удачно выступил, вышел в финал в Златоусте, а затем и в класс «А». Так он и играл: летом 1965 года за «Шахтёр» в футбол – в классе «Б», зимой в хоккей – в классе «А».

Помню, тем летом он в Барнауле «Темпу» два гола забил и очень понравился тренеру Фомичеву. А тут Барнаулу как раз по футболу класс «А» дали. Здесь все сложилось как надо. Ему ведь уже пора определяться было, и футбол перевесил. Вернее, любовь к нему в Барнауле, а она в нашем городе всегда была запредельной. К тому же в 1965 году, когда у нас своё жильё появилось, мы расписались.

Свидетелем у нас на бракосочетании был барнаулец, бывший одноклубник Володи – защитник «Темпа» Борис Золотухин. Они вместе за СКА играли. В 1966 году мы переехали жить в Барнаул, нам выделили от команды «Темп» квартиру. Тогда на футбольную команду давали одну-две квартиры в год ведущим игрокам, а Володя вне всяких сомнений был одним из ведущих на тот период времени. Его все отмечали как полезного игрока, и то, что затем в тренеры выдвинули, абсолютно по заслугам. Он времени на работу никогда не жалел: сколько нужно, столько и занимался с футболистами. Когда сын Сергей в 1968 году родился, я уже не сомневалась, что футболистом станет. Так и вышло. В 1973 году родился ещё один сын – Петя. Он стал со временем заслуженным тренером России по тхэквондо.

Кстати, и наша дочь Галя успешно работает тренером по фигурному катанию в Алма-Ате. Ее дочь Настя – мастер спорта по художественной гимнастике. Галина часто выезжает со своими воспитанниками на международные турниры, недавно была во Франции. Дочь Петра – Катя – занимается лёгкой атлетикой, барьерным бегом у тренера Сергея Клевцова. Вот так от нас с Володей пошла настоящая спортивная династия Маркиных.

На любом участке к месту

Вспоминает Виктор Волынкин, полузащитник «Темпа» и «Динамо» 1960-1970-х:

– С Владимиром Маркиным приятно было играть. В его действиях чувствовалась уверенность в себе, основательность. Мяч не передерживал, вёл осмысленную и комбинационную игру. В средней линии он был очень полезен, работоспособен, энергичен. Своей энергией заряжал всю команду, был неутомим. Достаточно жестко и цепко вёл борьбу за мяч. Брал игру на себя, когда этого требовалось и для команды было необходимо. Стержневой игрок, обладал поставленным ударом, неплохим устойчивым дриблингом, умел подержать мяч, но в основном любил быструю подвижную игру через «стенки», открывания. Умел быть полезным в атаке, мог нанести точный завершающий удар, смело вступал в борьбу за самый безнадёжный мяч. Активно играл всю игру и этим импонировал нашему тренеру Фомичеву, а затем и Родионову. Никогда не стремился в коллективе как-то выделиться, со всеми держался ровно. На молодых игроков не кричал, а, наоборот, поддерживал, ободрял. Поэтому для них он был идеальным партнером, а затем и наставником. Я, например, нисколько не удивился, когда Владимира Григорьевича назначили тренером, а затем и старшим тренером. Он был абсолютно достоин этого звания.

Он многое сделал и для становления нашей ДЮСШ, пригласив в неё на работу из Бийска тренера Геннадия Васильевича Гришко, создал первый в крае футбольный спецкласс. Он целиком посвятил себя футболу, не жалел себя в работе. Искал в своей тренерской профессии что-то своё, новое. Умел радоваться успехам своих коллег по тренерскому цеху. Можно сказать, не имел врагов. Был всегда в курсе всех спортивных событий.

Не вина, а беда

Валерий Белозерский, нападающий «Динамо» 1970-1980-х годов:

– Когда я пришел в 1970 году в «Динамо», Владимир Григорьевич уже был на сходе как игрок и к сезону готовился как тренер, помощник Анатолию Сергеевичу Родионову. Но судьба распорядилась так, что во втором круге у нас оказалась короткой скамейка запасных, и Маркину пришлось выйти на поле, помогать команде, попавшей в трудную ситуацию. Без базовой подготовки всегда играть очень сложно и опасно: можно получить и неприятную болезненную травму. Но он выходил на разные позиции и смотрелся очень достойно, был связующим игроком. Действовал одинаково полезно как в средней линии поля, так и в атаке. Что касается его работы тренером, то он достаточно быстро сумел наладить игру команды после её спада годом ранее, в 1975-м. Заняли тогда высокое третье место, а могли побороться и за первое с «Уралмашем» и СКА (Хабаровск).

Очень хорошо мог распознать потенциал молодого игрока, смело ввести его в игру. И это давало свои плоды. Его отстранение от должности главного тренера в ходе сезона 1977 года было вынужденной мерой, спровоцированной конфликтом с большой группой основных игроков, введённым возрастным цензом, перебором возрастных футболистов. Ему пришлось резать по-живому, делать свой выбор, что в то время означало только одно – наживать себе неприятности. Усугубил его положение и неудачный выезд команды в чемпионате по городам Казахстана. Комплекс причин и привёл к его отставке. Владимир Григорьевич переключился на работу в футбольной школе. Он полностью отдавался ей. При нём она стала работать гораздо продуктивнее.

Вячеслав Чистополов, нападающий «Темпа» и «Динамо»:

– С Владимиром Маркиным мы познакомились в армии, где играли вместе в СКА (Новосибирск). В 1963 году он был в нашей команде ведущим игроком, но затем его пригласили играть в Ригу. Очень доброжелательный и грамотный человек. Вседа ходил с газетой, интересовался живо всеми новостями. Тянулся к знаниям, в 1968 году окончил в Омске заочно институт физкультуры. В то время мы уже играли вместе в «Темпе», где он тоже был одним из ключевых игроков в центре полузащиты. Работоспособный, ответственный игрок. Коренной новосибирец, одинаково хорошо игравший в футбол и хоккей. Кстати, в армию в СКА его брали как хоккеиста, и он играл на два фронта. В Барнауле он уже не мог совмещать эти виды спорта, так как тренировки у Фомичева были очень объёмными, и на хоккей времени и сил уже не оставалось.

В 1969 году мы играли вместе в «Динамо». Выступили неудачно, и по окончании сезона у генерала Дорохова прошло собрание команды, после которого был отстранён от работы второй тренер Анатолий Николаевич Секриер. Вместо него Фомичёв предложил кандидатуру Маркина. Так Владимир Григорьевич стал сначала вторым тренером у Фомичёва, а затем помогал и Анатолию Сергеевичу Родионову, с которым сложились дружеские отношения.

Дружил с Маркиным и я. Затем, когда его сняли с должности главного тренера, он приезжал в школу ко мне, где я работал. Мы долго с ним беседовали. Он сильно переживал свою отставку. Я его звал работать в школу, но он хотел только в футбол, причём в «Динамо».

На мой взгляд, в 1977 году тренеру Маркину в его работе всё испортил введённый как раз в том сезоне возрастной ценз. В каждой команде второй лиги могли быть в заявке не более шести футболистов старше 25 лет, и обязательно не менее трёх игроков до 18 лет, причём все они должны провести до 30% матчей. А в «Динамо» уже было 11 возрастных футболистов, из которых Маркин собственноручно должен был лишить работы пятерых! Да ещё расчистить три места под молодых. А ведь ещё осенью Маркин был триумфатором, выводя команду, сильно омоложенную, на третье место. Теперь же ему предстояла сложнейшая задача «развалить команду правильно».

Тренер не может быть удобным для всех. А Маркин не давал скидок никому, ни опытным, ни молодым. Работать в команде в полную силу должны были все, без всяких скидок на прежние заслуги. Это, конечно, не всеми принималось как должное, особенно теми, с кем он еще играл вместе. И крайним во всех неудачах сделали его, хотя и так понятно было, что команду строить пришлось заново, и сразу это не получится не только у Маркина, но и ни у кого.

Вызывал неподдельный интерес

Что касается меня, то с Владимиром Григорьевичем я более близко познакомился в 1978 году на краевом финале «Кожаного мяча» в Смоленском районе, куда он приехал со своими воспитанниками 1968-1969 годов рождения для участия в соревнованиях вне зачета. Играли ребята на год старше, но динамовцы, естественно, играть в таком турнире не должны были. Тем не менее Маркину каким-то образом удалось заручиться поддержкой в крайкоме комсомола и поучаствовать в этих соревнованиях. Фаворитами их были две барнаульские команды – моя «Зарница» и «Обь» Валерия Руднева, но особенно рубцовское «Торпедо» – Виктора Кузьменко. Рубцовчане по разнице мячей и заняли первое место, но команда Маркина была вне конкуренции, обыграв на турнире всех.

Конечно, уже в то время его малыши были гораздо обученнее наших, играли, можно сказать, в правильный футбол, хотя набрал он их менее года назад. Это был своеобразный сбор его команды в условиях важного турнира. Динамовцы несколько раз в день собирались на тренировки и занимались в основном с мячами. Но сами упражнения были весьма интересны для детей, и они все это делали с видимым удовольствием. Не было никакого натаскивания, какой-то изнурительной подготовки, повторяющихся заданий. Тренер фактически играл вместе с детьми, наслаждался общением с ними, своей работой и ее результатами. Вот тогда я многое для себя увидел и понял: так может всё делать только человек, любящий свою профессию, отдающий ей всего себя. И дело даже не в том, что в его группе занимался и его сын – Сергей, как раз его он и не выделял среди других, а работал, сколько считал нужным, со всеми. Например, на тот период времени в его группе явно выделялись Юра Базилевич, Саша Юшкевич и Коля Сабанцев. У Владимира Григорьевича они были ведущими игроками и заметно прогрессировали. Колю, например, Маркин подсмотрел ещё в «Сатурне», который я в то время тренировал, и забрал в «Динамо». Он знал их потенциал, и будь он жив, вполне допускаю, что алтайский футбол не потерял этих ребят, а наоборот, приобрёл бы звёзд. У Захряпина они так полностью и не раскрылись.

Маркин выделялся своими новаторскими идеями. Он всю свою детскую команду поставил на коньки, проводил с ней тренировки по хоккею зимой, играл товарищеские матчи со сверстниками из «Атланта» и СКИФа. А эти команды в то время задавали тон в барнаульском детском хоккее. Бывало, что динамовцы и обыгрывали их за счёт коллективной игры. Помню, даже во Дворце спорта как-то утром проводился матч динамовцев Маркина с ровесниками новосибирской «Сибири», и отлично помню решающую победную шайбу Коли Сабанцева после слаломного прохода, и обыгрыша вратаря, заброшенную уже в падении, в пустые ворота гостей – 8:7.

Когда он создал в Барнауле первый футбольный спецкласс, то это было большим делом, но и доставило проблем самому тренеру. Ему приходилось решать многие хозяйственные и воспитательные вопросы по школе. Думаю, что в этом он переоценил свои возможности: проблем было намного больше, чем условий для занятий юным футболистам. Да, спортивный зал в школе №86 был, но маленький. Было и футбольное поле рядом со школой, но тоже небольшое. И так во всём. Когда после смерти Владимира Григорьевича его группу доверили вести мне, то все эти проблемы никуда не ушли. Столкнулся с ними и следующий наставник – Александр Тимофеевич Захряпин. Но самое главное Маркину удалось: все эти трудности только сплачивали его команду, закаляли её, и в дальнейшем из неё выросли хорошие футболисты и люди.

Все матчи Владимира Маркина

1959 «Сибсельмаш» – 4 матча – 1 гол
1960 «Сибсельмаш» – ?* – 3
1961 СКА Нс – ?* – 14
1962 СКА Нс – 25 – 12
1963 СКА Нс – 27 – 0
1964 «Даугава» Р – 31 – 0
1965 «Шахтёр» Пр – 28 – 5
1966 «Темп» Бн – 31 – 5
1967 «Темп» Бн – 34 – 7
1968 «Темп» Бн – 25 – 3
1969 «Динамо» Бн – 31 – 8
1970 «Динамо» Бн –17 – 1

* нет данных по количеству матчей

Валерий ЛЯМКИН,

«Алтайский спорт», 28.02.2018