Наталья Шубенкова: «Это не борьба с допингом, это уничтожение российского спорта»

Наталья Шубенкова: «Это не борьба с допингом, это уничтожение российского спорта» Наталья Шубенкова: «Это не борьба с допингом, это уничтожение российского спорта»

Прославленная алтайская легкоатлетка, участница Олимпиады-88 в Корее презентовала книгу «До и после пьедестала». В ней Наталья Шубенкова рассказала о своём спортивном пути, который был очень тернистым, но при этом весьма интересным и волнующим. Корреспондент «Комсомолки» расспросил её о том, как создавалась книга, а также о событиях 30-летней давности и своём взгляде на то, что происходит вокруг российского спорта сегодня.

Наталья Михайловна Шубенкова. Пятикратная чемпионка СССР по семиборью, серебряный призёр чемпионата Европы, бронзовый призёр первых игр «Доброй Воли», дважды обладательница Кубка Европы в командных соревнованиях, участница Олимпийских игр в Сеуле 1988 года, заслуженный работник физической культуры и спорта Российской Федерации.

Книга появилась благодаря дневникам

– Наталья Михайловна, предлагаю начать разговор с вашей книги. Как появилась идея её написать? Как вы над ней работали?

– Каждый профессиональный спортсмен должен вести дневник, чем я тоже занималась. Обычно в таких дневниках фиксируют промежуточные результаты на тренировках и соревнованиях. В какой-то момент мне надоело фиксировать одни только цифры, и я начала записывать свои впечатления и эмоции по поводу событий. Простой пример. Для толкания ядра вес спортсмена должен быть больше. Для прыжков в высоту наоборот меньше. Дневник помогал найти оптимальный вес, чтобы и та и другая дисциплины получались одинаково хорошо. Здесь же я делала записи по поводу важных событий в жизни. Умер тренер. Дали квартиру. Всё записываю. Потом смотрю и сопоставляю. Ага, на таком всплеске эмоций, когда квартиру получила, как я отбарабанила тренировку!

Вторая причина – это «железный занавес». Мы ничего не знали о западных спортсменах, а они о нас. Прежде чем выехать в другую страну, нас собирали в Министерстве спорта. Перед нами выступали представители МИДа, которые рассказывали, как вести себя в той или иной стране. Чаще всего это были запугивания. Нам говорили, что в Америке нас будут стараться обмануть. Пока мы будем зевать по сторонам, с нашей обуви могут шнурки выдернуть, и мы ничего не почувствуем. На самом деле было всё по-другому. Когда американцы узнавали, что мы советские спортсмены, они радовались нам. Впечатления о зарубежных поездках я также заносила в дневник. Одним словом, эти записи позволили сохранить информацию о том, что происходило со мной в те годы. Многое я могла просто забыть.

Тут муж прочитал книгу. Говорит: «Что ты врёшь?! Когда это я ехал на машине, а ты за ней бежала?». А я ему отвечаю, что это ты не помнишь уже. А у меня всё записано. Вот так мой дневник стал основным подспорьем в написании книги.

– В книге вы очень хорошо отзываетесь о спортивной медицине Германии, а также о восстановительных методиках в этой стране. Благодаря этому немцы и сегодня находятся на лидирующих позициях в мировом спорте?

– Во многом да. Когда Германия слилась в единое государство, её спортивная медицина стала ещё мощнее. Я восхищалась тем, как устроена спортивная медицина в ГДР, а потом оказалось, что в ФРГ она ещё лучше. Но не без последствий всё это проходило. Одна немецкая спортсменка умерла. После смерти у неё нашли какие-то таблетки. Родители обратились в полицию. Против тренера был судебный процесс. Когда спортсмен находится под избыточным влиянием фармакологии, у него исчезает порог усталости, что чаще всего и приводит к печальным последствиям.

Одна моя коллега стала мужчиной. Речь о немецкой спортсменке Хайди Кригер. Мы с ней жили в одной комнате. Вместе тренировались. Она учила меня толкать ядро. Когда я узнала, что Хайди стала Андреасом, я была в ужасе. Химия, которой её постоянно пичкали, постепенно превращала её в мужчину. В итоге она сама приняла решение лечь на операцию по смене пола.

«Кто бы мог подумать, что бомба второй раз упадёт в одну воронку»

– В книге вы достаточно подробно описываете события 1984 года, когда вы не поехали на Олимпиаду, впрочем, как и вся сборная СССР, из-за политики. Сегодня политика вновь вмешивается в спорт. Как лично вы относитесь к тому, что происходит сегодня?

– Не только сборная СССР. Все страны социалистического лагеря не поехали на Олимпиаду в Америку после того, как США бойкотировали Игры 1980 года в Москве. Себастьян Коу, который сейчас возглавляет Международную федерацию лёгкой атлетики, сам приехал в Москву как нейтральный атлет. Выиграл две олимпийские медали. Сейчас он строит козни России, заставляя наших спортсменов бегать под нейтральным флагом.

Если обращаться к событиям 1984 года, нас никто не спрашивал. Сказали, что мы никуда не едем. Было очень досадно. Не обошлось, конечно, без слёз. Кто бы мог подумать, что бомба второй раз упадёт в одну воронку. Спустя 30 лет многое повторяется. Это никакая не борьба с допингом. Это планомерное уничтожение российского спорта на мировом уровне. Есть широко известный лозунг «Спорт вне политики». Я вам скажу, что по факту политика всегда вмешивалась в спорт. Всегда нам устраивали какие-то козни. Достаточно вспомнить ситуацию с великим советским легкоатлетом Валерием Борзовым на Олимпиаде 1972 года. После того как он выиграл золото на стометровке было подстроено так, что он застрял в лифте перед забегом на 200 метров. И пусть он всё-таки успел к старту, но весь адреналин выплеснул заранее.

Были и другие провокации. В 1982 году мы были на чемпионате Европы в Греции. В один из дней нас повезли на море. Пляж, на который мы попали, меня смутил уже визуально. В итоге опасения подтвердились. Многие наши спортсмены порезали ноги. Представляете, что это такое для легкоатлетов?! Кто-то скажет: случайность. Но я так не думаю.

– Фактически по тем же причинам, что и вы, не поехал на Олимпиаду 2016 года ваш сын Сергей Шубенков. Уже тогда он претендовал на золото. И сегодня он остаётся в числе лучших мировых атлетов в беге на 110 метров с барьерами. Я так понимаю, вы за сына сильнее переживали, чем за себя в 84-м?

– Абсолютно так. Это была боль, умноженная на два. Нужно было и его как-то поддержать. А сын, мало того, что его не пустили на Олимпийские игры, видел мои переживания и от этого ещё больше страдал. Это было тяжелейшее время для нашей семьи.

«Олимпийские игры – это нечто особенное»

– Но в 1988 году вы выступили на Олимпиаде в Сеуле, где заняли четвёртое место. Что можете рассказать именно об этих олимпийских стартах?

– Всякое мне приходилось слышать: деревянная медаль, самое обидное место. Я горда своим результатом. Олимпийские игры – это действительно особенные старты. Те же соперники и снаряды те же, но всё воспринимается совершенно иначе. Тяжело было приспособиться к часовому поясу в Корее. Я заранее к нему готовилась. Ложилась спать в девять вечера, но всё равно вертелась до двух ночи.

Я видела на Олимпиаде мужскую сборную США по баскетболу, так называемую команду «Дрим Тим». Они вели себя как дети – непринуждённо. Помню, как они менялись значками, много шутили.

Некоторые говорят, что Олимпиада – это праздник. Это действительно так, но если ты болельщик или спортсмен, который не претендует на высокие места. Я смогла почувствовать праздничную атмосферу только после старта. Кстати, вместе со сборной СССР на Олимпиаду поехали юмористы Владимир Винокур, Геннадий Хазанов и другие. Вечерами они давали концерты. Мне так хотелось на них пойти, но пока не закончились мои старты, я не могла себе этого позволить.

– За Олимпиадой в Пхёнчхане вы следите?

– Я стараюсь следить, а муж категорически против. Начинаю его звать к телевизору, что-то рассказывать, а он слышать не хочет. Такая у него реакция на то, как вновь бессовестно обошлись с российскими спортсменами.

У меня слёзы текли, когда Анастасия Кузьмина выиграла и сказала, что бежала и за брата. Как жалко, что Антона Шипулина нет на Олимпиаде!

– Сейчас весь мир обсуждает положительный допинг-тест российского кёрлингиста Александра Крушельницкого. Якобы в его крови обнаружили мельдоний. Какой вам видится эта ситуация?

– Я считаю, что это однозначно провокация. Не верю в то, чтобы наш спортсмен сделал это осознанно. Его подставили. Сделали это с тем, чтобы и на закрытии Олимпийских игр Россия так и осталась без флага.

– Впереди старт на Олимпиаде у сноубордиста Андрея Соболева, который представляет Алтайский край. Будете следить за его выступлением?

– Конечно. Я желаю Андрею самого наивысшего успеха. Другое дело, что из программы олимпийских игр вывели параллельный слалом. А сам Соболев неоднократно говорил, что ему больше удаётся выступать именно в этом виде. При этом он чемпион мира в параллельном гигантском слаломе. Будем за него болеть и верить в лучшее.

Алексей КУЧЕРЯВЫХ,

«Комсомольская правда – Барнаул», 21.02.2018