Ковалевская
Галина Ковалевская: Наконец «Белые медведи» обрели берлогу
Опубликовано:9 ноября 2016 г.

На обновлённом Барнаульском гребном канале 5-6 ноября впервые состоялись официальные соревнования – XXIII открытый чемпионат Алтайского края по зимнему плаванию. По решению главы региона Александра Карлина в главном корпусе недавно построенного спорткомплекса для краевой федерации закаливания и спортивного зимнего плавания «Белые медведи» выделили помещение.

Врач соревнований Галина Тихоновна Ковалевская, старший научный сотрудник центра клинической и экспериментальной медицины Сибирского отделения Российской академии медицинских наук из Новосибирска, кандидат биологических наук, поделилась своими впечатлениями, рассказала о пользе закаливания и современных средствах обогрева.

– Прямое отношение к зимнему плаванию я имею с 1991 года, то есть с момента, когда была организована международная ассоциация марафонского зимнего плавания, – говорит Галина Ковалевская. – За прошедшие годы накоплен большой опыт проведения соревнований. Их организацией в свободное от работы время занимаются энтузиасты, которые не получают за это денег. Всё это сопряжено с большими трудностями практически во всех регионах. И Алтайский край в этом отношении – просто жемчужина, потому что такого взаимопонимания и тесного взаимодействия с администрацией нет нигде. Я побывала в разных уголках нашей страны и могу сказать, что, как правило, поддержки властей не то что не хватает, а её просто нет. В советское время были иные взаимоотношения, люди помогали друг другу, и было как-то проще. Сейчас, когда всё переводится на деньги, найти какую-то помощь чрезвычайно сложно. Поэтому честь и хвала руководству Алтайского края за ту поддержку, которую оно оказывает «Белым медведям».

То, что я увидела на гребном канале в Барнауле, меня приятно удивило и поразило. «Моржам» выделили законное место в прекрасном здании, на хорошем месте – там есть чистая вода, где удобно делать прорубь нужной длины, предусмотрен удобный спуск, а внутри самой базы оборудованы душевые и две сауны. Если рассматривать в комплексе, то всё сделано на очень высоком уровне, там можно проводить самые крупные соревнования. Не хватает только мелочи – бассейна рядом с саунами, хотя бы маленького, два на два метра. После проруби ни в коем случае нельзя сразу заходить в горячее помещение.

В первую очередь у человека замерзают руки и ноги. Организм так устроен, что для него важно поддерживать температуру ядра – жизненно важных внутренних органов. И кровь от конечностей по капиллярам уходит вовнутрь. Если человек из проруби сразу зайдёт в баню, то сосуды равномерно расширятся, и он может получить вторичный холодовой шок – холодная кровь ударит по внутренним органам и системам. Это чревато тяжёлыми последствиями для здоровья.

Хорошие соревнования есть в Тюмени, Благовещенске, Мурманске, но все они проходят на чужых базах. У местных «моржей» своего ничего нет, а у алтайских «Белых медведей» – теперь есть! Наконец они обрели свою берлогу. Это счастье великое, и я очень рада за руководителя Александра Зеленецкого и его единомышленников. По части активности и организации соревнований им равных нет – ни в одном регионе не проводится столько стартов, как в Алтайском крае.

Сейчас на государственном уровне громко заявляют о программе оздоровления нации. И тут Алтай тоже может оказаться на самых передовых позициях. Ведь для оздоровления всей нации нужно выбрать такой метод, который был бы дешёвым, доступным буквально каждому и при этом приближенным к природным условиям. Какой природный фактор у нас основной? Холод. Все эти йоги – это, конечно, хорошо, но они не способствуют нашей адаптации к климатическим условиям. Более эффективный и доступный метод, кроме закаливания, придумать трудно.

Наше Сибирское отделение РАМН как раз формировалось для изучения вопросов адаптации человека к экстремальным условиям. Наши основные площадки – Норильск, Якутия. На протяжении ряда лет мы исследовали холодовое воздействие на человека, в том числе и в условиях вредного производства, а затем в сферу наших интересов попали ещё и пловцы, которые испытывали воздействие холода в сочетании с физической работой.

Система капилляров активно работает в процессе роста и формирования организма человека. Однако примерно к 30 годам они находятся уже в дремлющем состоянии, потому что во всю действуют малый и большой круги кровообращения. Если человек регулярно подвергается холодовому воздействию – например, занимается зимним плаванием, – то у него постоянно работают внутренние капилляры, усиливается кровоток и питание, происходит мощное очищение на уровне газообмена (когда человек находится в холодной воде, то он как бы парит), и вся система оживает. Оздоровление идёт изнутри, причём другим способом, кроме закаливания, до этих капилляров не доберёшься – ни таблеткой, ни пипеткой.

Усиливается кровоток, следовательно, и температура повышается. Человеческая клетка сложно устроена, там много структур, и одна из них называется мезосома. При нагревании мезосомы лопаются, и из них выходит энзим – фермент, который растворяет больные клетки. Ещё древнегреческий целитель говорил: дайте мне возможность подвести температуру к больному органу, и я излечу любую болезнь.

Что ещё происходит, когда мы ныряем в холодную воду? На всей поверхности кожи есть бактерии, они заряжены положительно. Когда мы выходим из воды, на теле образуется тоненькая плёночка – это отрицательно заряженные ионы. И они с бактериями друг друга уничтожают.

Для справки также скажу, что в бане человек усиленно потеет, на его кожу с потом выделяются шлаки и много чего ещё. И после выхода из бани обязательно нужно на себя вылить тазик холодной воды. В русской бане из парной всегда куда выскакивали? В сугроб. Это нужно для того, чтобы закрыть поры. Если этого не сделать, то через три минуты все шлаки с поверхности кожи всосутся обратно, причём проникнут они ещё глубже, потому что канал уже вычищен.

Ещё я бы не советовала вытираться после выхода из холодной воды – так можно уничтожить всю пользу закаливания. Академик Чижевский, который много занимался свободными отрицательными ионами, показал, что если провести мокрой тканью по мокрой поверхности, то там и там будет положительный заряд. А человек, вышедший из воды, заряжен положительно, и полотенцем можно разрушить эту тонкую плёночку. Лучше всего просто прикрыться простынкой, причём желательно, чтобы она была не из льна.

Существует много вариантов закаливания: можно опускать ноги в тазик с холодной водой, принимать душ. Но лучше начинать сразу плавать, потому что чем резче перепад температуры, тем эффективнее закаливание.

Когда погибла атомная подводная лодка «Комсомолец» (это произошло 7 апреля 1989 года в Норвежском море в результате пожара.Прим. ред.), многих ведь достали из воды живыми. Почти все погибли уже наверху, на палубе. Почему? Есть такие международные инструкции, которые существуют уже давно и до сих пор действуют. Согласно ним, если человек пробыл в воде 15 минут в воде температурой восемь градусов, врачи ему уже не помогут: ну, выживет так выживет. А как предписано его обогревать? В ванну с температурой, равной температуре тела, то есть 36-37 градусов, человека нужно погрузить в позе эмбриона. У него в тёплой воде все сосуды расширяются, его вынимают из ванны, и он чувствует себя вроде бы ничего. Но ведь вскоре после этого холодная кровь бьёт по внутренним органам и системам! И вот так мы потеряли почти всех, кого достали с несчастной атомной подводной лодки «Комсомолец».

В Москве есть Всероссийский центр медицины катастроф. Только там занимались холодом с научным подходом, поэтому наш институт с этим центром сотрудничал. Вместе придумывали, как обогревать людей. Поначалу шили костюмы, в которых были трубочки с электрообогревом, потом по этим трубочкам пускали горячую воду. Но это оказалось неэффективно. И только спустя несколько лет профессор Кощеев сообразил, что нельзя обогревать руки и ноги – так мы делаем только хуже. Разработали жилет с грелками, чтобы обогревать отдельные участки спины и груди. Сейчас грелки продаются во многих аптеках: на неё нажал – и она нагревается почти до 60 градусов. По мере остывания она затвердевает, но потом её можно бросить в кипяток, и грелка снова будет готова к использованию.

На кораблях утверждён жёсткий реестр средств спасения. При этом для обогрева там ничего нет! Вдоль бортов стоят такие железные бочки – это так называемый плот спасательный надувной. Если что-то случается, эту бочку выбрасывают в воду, она – чпок! – и раскрывается, как грецкий орех. Половина уходит под воду, а на другой половине надувается палаточка. И там на восемь человек есть наборы: тельняшка, запас еды, даже удочки. И ни одного средства обогрева! Даже если человек вылез на этот спасательный плот, у него ведь окоченевшие руки, тут попробуй сними с себя тельняшку, попробуй её выжми! Разработанный нами жилетик с грелочками весит 900 граммов. Ну замените его в наборе на часть еды, там ведь провизии на неделю! Кто сможет прожить на этом плоту неделю? Вот ты залез на плот, ничего не можешь, но если по грелке стукнуть кулаком или хлопнуть пяткой – она заработает, и уже можно будет отогреться. На кораблях есть дежурный пост – якорный. Это такая вахта: человек стоит и смотрит на якорь, чтобы с ним ничего не случилось. Когда мы оказались на судне, дали постовому наши грелки – на спину, в кармашек, в перчатки. Так он у нас песни пел всю вахту! Это актуально и для других ситуаций. Сейчас, например, начались бураны. Каждый год машины попадают в пробки на трассах. Водители, возьмите с собой грелки, полотора часа они будут вас греть. Они сделаны в разных формах: есть и стельки, и варежки, и много чего ещё.

Когда под рукой нет средств обогрева, нужно прижаться телом к телу. Голышом. Собственно, в войну так и обогревались: замёрзшего обнимали с двух сторон. Если человек вообще один, то не нужно растирать руки и ноги, лучше в этой ситуации кулаком хоть немного растереть грудь. Не надо совать руки в костёр, иначе холод пойдёт внутрь организма.

Записал Виталий УЛАНОВ.