Воронцов
Андрей Воронцов: Вариант с акклиматизационными сборами в Бийске отвергли сразу
Опубликовано:29 июля 2011 г.

Андрей ВОРОНЦОВ – главный тренер сборной России по плаванию.

Сборы и дорога

– Андрей Ростиславович, уже опубликовано столько версий об организации акклиматизационного сбора нашей команды, что хочется разобраться с этим раз и навсегда. Как, когда и кем принималось решение по этому вопросу, а также какие варианты рассматривались?

– Начали работать по Сингапуру больше года назад, нам обещали помочь, но когда я приехал туда на этап Кубка мира, выяснилось, что в единственных приемлемых условиях уже тренируются французы. Других крытых бассейнов хороших нет, а тренироваться на открытой воде не хотелось. Нам предложили базу в джунглях – с тремя тумбочками на восемь дорожек и лихорадкой денге. Подключили Рособоронэкспорт и начали искать базу в Китае, почти уже договорились, но тут выходит рекомендация FINA и WADA о проблемах с питанием. Рисковать сборной в преддверии Олимпиады в Лондоне мы не могли. Сразу скажу, что вариант с Бийском мы никогда всерьез не рассматривали: прямого рейса нет, надо ехать часа четыре на автобусе. Так всю форму растеряешь. Оставалось два выхода – Владивосток и Круглое. Так как я с командой не работал в Пекине, мне было сказано, что тогда адаптация прошла нормально, и все проголосовали за Круглое. Один голос за Владивосток отдала только Козлова – тренер Насти Зуевой.

– А она или любой другой личный тренер не могли поставить ультиматум и сказать: «А вот я и мой спортсмен будем тренироваться там-то»?

– Если бы она стукнула кулаком и решила готовить Настю во Владивостоке, мы бы на это пошли, хотя все это было бы очень непросто. Там пришлось бы готовить бассейн, организовывать питание и прочее. Мы бы пошли на это, я повторяю. Тренер, кстати, потом жалела, что не настояла…

– Но Настя плывет…

– У Насти правильный настрой – она не делает скидок на акклиматизацию, да, ей тяжело, но она просто плывет как может. Помните, как в фильме про Александра Невского? «Умирай где стоишь». Так вот мы приехали сюда умирать, бороться за медали, за честь своей страны, а разбор полетов будет после.

– Еще один уточняющий вопрос по прибытию спортсменов в Шанхай. Фесиков и Коротышкин приехали на два дня раньше. Они сами это инициировали?

– Без моей подписи они не смогли бы это сделать. Была возможность, и я сделал это для них. Им оформили визу в Китай прямо в Италии, организовали здесь сбор.

– А почему не получилось с Юлией Ефимовой? Она вынуждена была приехать из Штатов в Россию, а потом отправиться в Китай.

– В США сложнее оформить визу в Китай гражданину другой страны. Поэтому ей пришлось отправиться на Круглое.

– Есть мнение, что Юля подтянула как спарринг-партнер Ребекку Сони, а сама и старую технику сломала, и новую не освоила.

– Лучшего партнера для Юли, чем Ребекка Сони, просто не найти. Это спортсменка самого высокого класса, чемпионка мира и Олимпийских игр, рекордсменка мира. А к новой технике – она у нее уже есть – и правда нужно привыкнуть. Нужно время. Хотя в декабре у Юли было такое настроение, что она вообще хотела закончить с плаванием.

– Из-за сложившейся ситуации с тренером?

– Да. Вопрос с Юлей стоял еще до чемпионата мира по плаванию на короткой воде в Дубае. У нас не так много звезд в плавании, к сожалению, поэтому я решил позвонить американскому специалисту Дэвиду Сало, который назвал очень скромную сумму – 150 долларов в неделю. Но это только плата за обучение. Есть ведь еще плата за проживание и остальное. Все это оплачивает федерация.

Запреты и нормативы

– Был ли запрет на общение с прессой по ходу чемпионата мира?

– Нет. Просто рекомендовали говорить только о себе, о своих выступлениях, о папе, о маме – о том, что касается лично тебя, и ничего не обсуждать. Это норма корпоративной этики. В Великобритании спортсменов учат тому, о чем они могут говорить, а о чем нет. У них все прописано в контракте.

– Интернетом запрещали пользоваться?

– Да как тут запретишь. Читают всю эту «чернуху». Я и сам читаю. Очень уж меня все это «успокаивает» перед сном (Смеется).

– Теперь о ситуации на Круглом. Там действительно невозможно тренироваться из-за огромного количества спортсменов?

– Нормальная обстановка, я был на этом сборе. Могу сказать, что паралимпийцы плавали в другом бассейне, жили в другой гостинице, питались в своем корпусе и вообще с нами никак не пересекались.

– По ходу чемпионата мира возник вопрос и относительно того, что в сборной существуют двойные стандарты по поводу отбора на крупные международные турниры.

– О ситуации с отбором было много разговоров еще до чемпионата России, где, собственно, и проходила квалификация. Говорили, что нормативы слишком сложные, но я теперь уже считаю, что они были легкими. Посмотрите, какая плотность результатов в Шанхае! Я лично вообще был за то, чтобы не брать не выполнивших нормативы спортсменов на чемпионат мира категорически. Что касается ситуации с Вятчаниным и Фалько, о которой говорил Гречин, – за Вятчанина было кому заступиться, а на президиуме федерации представителя Санкт-Петербурга не было, вопрос с Фалько и не поднимался.

– Но в сборной действительно есть люди, которые не выполнили свои нормативы.

– Они находятся здесь, потому что должны выступить в эстафете или будут запасными. Наша задача была пройти во все финалы и квалифицироваться на олимпиаду во всех эстафетах.

– Говорят, в Лондоне уже и база забронирована.

– Да, все сделано и даже предоплата уже проведена. Кстати, отбор на Лондон будет проводиться по тем же самым нормативам, что и в Шанхай. Олимпийский норматив на этот раз совпадает с нормативом на чемпионат мира.

Евро и тренировки

– Весенний чемпионат Европы в Бельгии и Голландии принесете «в жертву» подготовке к Олимпийским играм?

– Тут очень тонкая ситуация. Моя главная задача – подготовить сборную к Олимпиаде, к чему мы приступим сразу после квалификации на чемпионате страны. Однако если ты как спортсмен пролетаешь на Играх и не выступаешь на Европе – остаешься ни с чем, а если выигрываешь Европу, куда приедут далеко не все лидеры, то получаешь грант. Хочется, конечно, опробовать молодежь на Европе.

– Все же, если говорить о настоящем, негатива в Шанхае вокруг сборной очень много.

– Как бы ситуация не складывалась, мы должны бороться за победу. После всего сказанного нам что, собрать вещи и ехать домой? А что касается ребят, спортсмен после неудачного старта вообще может наговорить в запале такого, о чем потом пожалеет. Тут нужно понимать, что они порой даже не обладают всей нужной информацией, чтобы ответить на тот или иной вопрос. Им порой непонятно откуда что берется, иногда личные тренеры не доносят информацию до них. Порой не понимают, какие деньги тратятся на них лично, на всю сборную, откуда берутся эти деньги.

– Но спортсмены чувствуют себя незащищенными в финансовом плане, и есть нарекания по поводу тренировочного процесса.

– В чем у них есть отказ? На Европу они поехали, в январе был сбор на Тенерифе, бригада, в которой работают Данила Изотов и Стас Донец, отправилась на сбор в Ниццу в феврале, был сбор после второго этапа на «Маре Нострум» в Кане, сбор в Париже для них сделали. А что до зарплат, так нужно понимать, что в стране есть люди, которые получают куда меньше денег, хотя, например, испытывают самолеты СУ, получая 52 тысяч рублей, закончив университет и аспирантуру и фактически отвечают за нашу безопасность. А мой тесть, например, который из того же города, что и Изотов, положил здоровье, работая на атомную промышленность инженером. У него теперь пенсия 5,5 тысяч рублей. Они об этом почему забыли? Страна делает все возможное, мобилизует все средства для них.

РИА-Новости, 28.07.2011.